воскресенье, 9 февраля 2014 г.

Крым 2013, часть IV. Балаклава, Евпатория


Эта заметка из цикла "Крым 2013" будет самой короткой. Но опубликовать ее обязательно нужно. Ведь из песни слов не выбросишь. Напомню, что прежде, чем появиться поздним вечером перед дорожным указателем "Балаклава", мы провели в Крыму 2 недели, преодолев достаточно протяженный путь от Лисьей бухты до лесов около Ялты. Но отпуск я взял на весь месяц, не смотря на препятствующие этому обстоятельства, и мы не собирались возвращаться в душный город пока окончательно не вымотаемся. А это значит, что нам - ТОЛЬКО ВПЕРЕД!

Прежде, чем продолжить, читайте о первых двух неделях нашего путешествия:


Будучи еще совсем юным я бывал в Балаклаве. Но мои посещения ограничивались туристическим автобусом, пирсом и катанием на маленьком катере. В архивах домашних фотографий, сделанных на простенькую пленочную мыльницу Kodak, можно отыскать несколько фото "меня на катере" и "меня на фоне скал", окаймляющих бухту. Тем мои посещения и ограничивались. Скука, в общем.



В этот раз на пороге Балаклавы я появился в совсем ином виде - с щетиной в первой стадии бороды, растянутой и просоленной одежде, феньками на руках, с большим рюкзаком за плечами и в компании своей любимой и наших друзей. Как и подобает настоящим путешественникам, мы пытались преодолеть расстояние от Ялты до Золотой балки всевозможными способами. Пытались стопить, но, так как выбрали не самую удачную позицию (перед нами стояли с транспарантом арендодатели, а сзади вскоре припарковались двое постовых с радаром), через час безуспешных попыток отправились на вокзал за билетами на автобус. В результате снова потеряли много времени.







По пути к поселку через Золотую балку собирали орехи, ежевику и незрелый виноград (ай-ай-ай!). Уже после заката мы оказались на главной улице городка, купили овощей, консервов, хлеба и нашего вечного спутника - пятилитровую бутылку питьевой воды. И... снова ночь. Снова ничего не видно. Снова неопределенность. Снова мы в людном месте, снова нет никакой возможности спокойно установить палатку, помыться, разжечь костер. Пройдя всю бухту по правой стороне, напротив забетонированного входа бывших ремонтных доков для подводных лодок мы скидываем поклажу, и под предлогом "сейчас 5 минут отдохнем и пойдем дальше" усаживаемся на парапет, достаем недопитое вино и пачку крекера. Посиделки затягиваются на добрых 1,5 часа. В разговоре неоднократно поднимаются предложения о том, чтобы постелить коврики прямо здесь и никуда больше не идти, и плевать на прохожих.












Эти идеи не находят в разуме отклика, и мы снова прём в гору в сторону Васильевского пляжа. А там - спуск к морю в 200 ступеней, и самый обычный пляж для матрасников. Утром он будет полон народа, пониманием мы. Снова разочарование, снова бессилие. Слим, набравшись мужицкой воли, уходит вдоль берега в поисках места поспокойнее. Через десять минут воодушевленный возвращается и тащит нас по валунам в небольшую бухточку с аккуратным берегом и мелкой галькой. Неужели мы сможем сейчас помыться и лечь спасть...
Но нет. В бухточке полным полно местного народца, уже не трезвого, и ведущего себя вызывающе. Стараясь не привлекать внимания ужинаем всухомятку, и тихо-тихо разложив палатки у самого края, пытаемся уснуть. Ночь выдается неспокойной - местное быдло гуляет всю ночь.
Утро. Наконец таки оно пришло. Вокруг тишина - вся пьянь спит. А это значит, что у нас есть пара часов привести себя в порядок, перекусить, сложить вещи и убраться отсюда. Смысла здесь оставаться нет - даже, если предположить, что все наши соседи уйдут отсюда, то впереди выходные и вскоре здесь снова появится малоприятный контингент. А жаль, ведь место очень красивое - кристально чистая вода, скалы подступают к ней, оставляя участок в 10 метров с мелкой галькой.




Выполняя утренние процедуры, наблюдали как этот маленький участок пляжа забивается прибывающим из Балаклавы на катерах людом. Окончательно решили, что надо уходить. Лестница в 200 ступеней с большим трудом, но преодолевается, как и преодолеваются несколько километров обратно в Балаклаву. Но там силы и нервы Тони сдают. Дело в том, что еще в Новом Свете она простудилась. Начиналось с першения в горле. Но с каждым днем положение ухудшалось. И этим утром в Балаклаве она уже ничего не могла делать. Насморк не давал нормально дышать, поднялась температура. Ей уже ничего не хотелось.





Бредем по Балаклаве в поисках общепита и укрытия от подступающего пекла. Балаклава проснулась, народ суетится. Местные жители идут на работу, отдыхающие слоняются по набережной. Растворенная в этом летнем чрезмерном тепле, Балаклава напоминает нам о давно прошедших годах СССР. Архитектура портового городка бывшей военной засекреченной базы: заброшенные здания, доки для кораблей и подводных лодок, тенистые дворики и улочки, и неспешное движение всего вокруг переносят в те времена, когда нас еще не было на свете.





Сидя в столовой советского типа в центре Балаклавы мы решаем, как быть дальше. Видя насколько Тоня лишена сил, предлагаю ей бросить всё и возвращаться домой. Не соглашается. Ребята - Саша и Лиля - тоже в нерешительности - у них еще 2-3 дня до окончания отпуска, но они боясь что в последний день не смогут купить билеты до Луганска, задумываются о раннем возвращении.
Набив желудки и немного отдохнув, принимаем решение - Я и Тоня, как и собирались, едем в Евпаторию к моим родственникам и останемся у них пока она не придет в норму, а ребята попробуют купить билеты сегодня, чтобы через пару дней уехать домой. С теми намерениями садимся на маршрутку до Севастополя.
Увы, расставание пришло неожиданно, но делать нечего. Саша и Лиля из Севастополя отправились на мыс Фиолент, мы же в Евпаторию - лечиться. Прощаемся на железнодорожном вокзале. Грустно... Но мы не унываем - с ребятами мы знакомы уже 3 года и каждый летний отдых проводим вместе - мы на одной волне, таких друзей терять - грех.




Переправившись паромом в северную часть города, покупаем билеты до Евпатории, в тени дворов перекусываем хлебом и сгущенкой. Ехать не менее 2-х часов. В дороге закутавшись во все теплые вещи, что есть у нас (кондиционер включен на полную катушку), спим. За окном мелькают вполне привычные нам степные сухие пейзажи.




Ну вот мы и у порога дома моей крестной - т. Лены. Моя крестная - старшая сестра моей матери - отзывчивый, любящий человек. Несмотря на увесистые удары судьбы она осталась живым, подвижным, открытым человеком. И с большой радостью она принимает нагрянувших к ней детей. Скидываем рюкзаки, отмываемся. Т. Лена, имея большой стаж работы в медицинских учреждениях, со знанием дела начинает ударно лечить Тоню. Мне ничего не остается как отдыхать во дворе, наедаться домашней кухней, маясь от бездействия.





В Евпатории мы провели 4 дня. На третий день приехала моя мама, привезла Анастасию, дочь моего брата, на море. Время шло медленно, Тоня выздоравливала. Один раз выбрались в центр города и на городской пляж, но там, не найдя себе место, отправились обратно. Чучхела, стаканчики с малиной и ежевикой, пузатые грузные мужчины и женщины, заполняющие пляж, грязное море, бананы и всем довольный восседающий на них народ, музыка тех жанров, которые мы терпеть не можем, невозможность ни присесть, ни уж тем более лечь и понежиться на солнце - всё против нас. Нам скучно. Сложно после долгих дикарских скитаний приобщиться к обычной жизни. Душа так и рвалась к скалистому берегу или в высокие горы, плечи скучали по тяжести рюкзака.





И как только основные симптомы болезни проходят, мы собираем вещи и ранним утром пятого дня выдвигаемся в сторону Севастополя с целью побывать в самом известном среди любителей дикого отдыха месте - мысе Фиолент.







Продолжение следует...

2 комментария:

  1. И все таки Крым и наше черное море имеют потрясающую атмосферу, люблю их всей душой. Евпатория курорт моего детсва, приятно было вспомнить:)) Спасибо:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И Вам спасибо, что читаете мои заметки! Крым, и в правду, чудесен. Ждем с нетерпением начала лета, чтобы вновь окунуться в его теплую атмосферу

      Удалить